Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Шрифт: Arial Times New Roman

Показывать изображения и видео Да Нет

Свернуть настройки
08 апреля 2021

Прочитал на сайте статью Людмилы Дюрягиной «Крым и Севастополь – славная страница военной истории России», узнал о наших земляках, защитниках города Севастополя, который является гордостью и славой российских моряков.

Мой отец Буканов Михаил Иванович в их числе. Он участник двух войн: Гражданской и Отечественной. Родился в 1900 году, а в 1919 г. его призвали в Красную армию. От Екатеринославля с боями прошёл до Крыма. Был ранен, болел брюшным тифом, выжил. После взятия Крыма его отправили в Керчь на действительную службу. Часть была на территории крепости Еникале – на берегу Керченского пролива. Она была построена турками в XV веке, а в 1771 году была завоевана Петром I. Вот там и служил мой отец до 1923 года. Много рассказывал о Крыме и влюбил меня в него. Всегда хотелось побывать там, и в 90-е годы началось паломничество в Крым. Стоял на сенах крепости, где стоял мой отец, и глядел на другую сторону пролива. Он говорил, что в хорошую погоду была видна церковь, но я ничего не увидел. Наверное, её уже там не было. Побывал в Царском кургане – впечатлило: построен он был 2500 лет назад. Жил у друзей в поселке Аджимушкай, это метров 500-600 от кургана. Каждый день ходил туда, забирался наверх, присаживался к вышке, и уносило меня в размышления о том, что такое жизнь.

Бывал я и в Севастополе. Впечатлили и Графская пристань, и Северная бухта, и много чего ещё.

Продолжу об отце. В 1941 году его призвали на фронт. Защищал Мурманск – этот незамерзающий порт, через который шла помощь союзников. Рассказывал, что везли союзники много техники, горы американской тушёнки, скирды английских ботинок. Михаил Буканов был командиром гаубицы (122 мм). Везли её шесть лошадей, и расчёт помогал. В лобовую атаку не ходил, но потери от бомб были. Ему повезло остаться живым. Для меня мой отец – герой. Не менее достоинств и у мамы. Война, четверо детей… Каждый день дети просят есть, и она одна выкручивалась, как могла. Выжили все. Я послевоенный, но и после войны легче не было. Слава нашим женщинам, продолжающим род человеческий.

Владимир Буканов, Украина, г. Днепр