Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Шрифт: Arial Times New Roman

Показывать изображения и видео Да Нет

Свернуть настройки
25 мая 2021

С 30 сентября по 5 декабря 1941 года длился оборонительный этап в Московской битве. Столица была на осадном положении. С декабря 1941 года наступил второй этап сражений – наступательный, продолжавшийся по апрель 1942 года.

Москва майская прекрасна в любую погоду. Сочетание стилей архитектуры разных эпох и современный колорит придают мегаполису образ сказочной страны. Вот уже десять лет талантливо управляет ею наш земляк, бывший губернатор Тюменской области Сергей Собянин. День Победы он считает самым дорогим праздником, в котором соединились огромная радость, искренняя благодарность и боль невосполнимых утрат: «В этот день мы особенно остро чувствуем свое кровное родство и духовное единство с поколением фронтовиков, сокрушивших самого страшного врага".

9 мая на Красной Площади, как всегда, будет большое торжество. Москву посетят зарубежные гости. Участники парада отдадут дань памяти воинам Великой Отечественной войны, городу-герою Москве. В этом году исполняется 80 лет со дня начала Московской битвы: в сентябре 1941 года на подступах к столице сражались с врагом бойцы Западного, Юго-Западного, Резервного, Брянского, Калининского фронтов – представители всех наций и народностей СССР.

У Адольфа были свои коварные планы насчёт стольного града: операция «Тайфун». В первых числах сентября Гитлер заявил, что ещё до начала зимы Москва должна быть взята, а гитлеровцам был бы открыт путь по всем направлениям: Ленинград, нефтепромыслы на Каспийском море и т.д. Размечтался фюрер. И вроде бы на первых порах «Тайфун» стал реализовываться. В ноябре гитлеровцы, захватившие Клин и Солнечногорск, форсировали канал Москва-Волга, подошли к Москве на 25-30 км. А Гудериан с юга подошел к Кашире. В начале декабря немцы прорывались к столице в районе Апрелевки и в Химках. Гитлер намеревался захватить СССР за 12 недель (план «Барбаросса»), но не тут-то было: план потерпел крушение под Москвой. Контратаки наших 1-й, 5-й, 16-й, 20-й, 33-й армий заставили врага отступить. Первая, оборонительная часть битвы за Москву завершилась 5 декабря успехом Красной Армии. Это была, по словам маршала Жукова, наша первая стратегическая победа над вермахтом.

Четыре мотострелковые и две танковые дивизии, переброшенные с Дальнего Востока и из Сибири, внесли заметный вклад в «зимнюю часть» битвы под Москвой.

Оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени справедливо отмечал роль наших славных дальневосточников: «И еще один неприятный сюрприз – под Бородино нам впервые пришлось сражаться с сибиряками. Это рослые, превосходные солдаты, отлично вооруженные; они были одеты в широкие меховые тулупы и шапки, на ногах – меховые сапоги. С нами сражалась 32-я пехотная дивизия из Владивостока при поддержке двух новых танковых бригад, состоящих из танков Т-34 и КВ».

До сих пор идут споры о том, чья главная заслуга в победе за Москву – дальневосточников или сибиряков. А чего тут спорить? Важен результат. И те, и другие сражались отважно. К тому же в дальневосточных соединениях сражались тысячи сибирских ребят, в том числе и сорокинцы. Например, боец Галаков Михаил Васильевич. В армию призван в 1938 году, служил в Монголии, у озера Хасан, а потом принимал участие в обороне Москвы, получил звание старший сержант.

Все понимали, что проиграть в битве за Москву нельзя, потому и сражались за столицу отчаянно. Шестаков Константин Федотович (с. Жидоусово) ушёл на фронт добровольцем. В октябре 1941 года в составе лыжной бригады принимал участие в бою за Москву. Михаил Петрович Жулин (д. Московка) на двадцатом году жизни начал боевой путь от Москвы – командиром танкового экипажа. После Москвы было несколько дней жестоких боёв на Курской дуге, в один из которых был подбит его танк. Экипаж погиб, а он был тяжело ранен. В госпитале познакомился с маршалом Жуковым, раненым в руку осколком гранаты. Боевой путь М.П. Жулин закончил в Берлине.

Иван Иосифович Кулик был призван в 1940 году Сорокинским райвоенкоматом. Уже на второй день войны вступил в бой в составе артиллерийского полка в районе города Перемышль, получил тяжёлое ранение. После излечения получил месячный отпуск, побывал в родной Вознесенке. Отпуск пролетел быстро, и он возвратился в часть в то время, когда над столицей уже сгущались тучи. В декабре 1941года Иван Кулик участвовал в ожесточённом бою под Москвой. Его часть прорвала немецкую оборону. За это сражение ей присвоили звание гвардейской. Далее были бои под Старой Руссой, и опять: ранение, госпиталь, возвращение в строй. В 1943 году его наградили медалью «За боевые заслуги». В сопровождении указывалось: «Разведчик 6-й батареи второго дивизиона старший сержант Кулик Иван Иосифович в боях за Родину с начала войны. Бесстрашный, смелый воин. Службу несёт в боевых порядках пехоты…». Огнём батареи были уничтожены три огневые точки, разгромлено скопление немецкой пехоты. В 1944 году в боях за освобождение Липецка И. Кулик вновь был серьёзно ранен в ноги. Опять госпиталь, но продолжить боевой путь ему уже не пришлось: домой он возвратился на костылях. Награда медалью «За отвагу» красноречиво свидетельствует о вкладе бойца в Победу.

Даниил Васильевич Дармакович из Жидоусово, профессиональный военный, пехотинец, до войны окончил военное училище. Красавец офицер служил в дивизии народного комиссариата внутренних дел вначале на Дальнем Востоке, в Манчжурии. Был ранен. Едва вошёл в форму, как грянула война с Германией. Дивизию перебросили на Запад, под Москву, в Люберцы. Он вспоминал: «Там мы стояли за каждый метр московской земли… Отступать было некуда, за нами – Москва». За боевые заслуги капитана Даниила Дармаковича наградили орденом Красной Звезды и медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией».

Спустя десять лет после войны композитор Соловьёв-Седой и поэт Матусовский написали песню «Подмосковные вечера». Песня стала своеобразным гимном фестиваля молодёжи и студентов в Москве в 1957 году. Вскоре её запели на всех континентах. Особенно эта песня западала в души участников Великой Отечественной войны, сражавшихся за Москву.

Не слышны в саду даже шорохи,
Всё здесь замерло до утра.
Если б знали вы, как мне дороги
Подмосковные вечера…

Им в сорок первом о тишине можно было только мечтать.

Мартюк Иван Григорьевич из деревни Рядовичи до войны работал бухгалтером в колхозе «За коммунизм». Армейскую службу проходил на Дальнем Востоке. С началом войны его часть перебросили на Запад. Когда враг подходил к Москве, Иван в числе 23 комсомольцев выполнял боевое задание – вел разведку боя в деревне Малиново Московской области. Против разведгруппы выступили семь танков и расстреляли бойцов в упор. В живых осталось только двое. Мартюка тяжело ранило. Родным сообщили, что парень погиб, но он выжил и вернулся в строй, воевал под Ржевом. В одном из боёв был вновь тяжело ранен, в 1942 году его комиссовали. До 1945 года работал председателем колхоза в Рядовичах. Песня «Подмосковные вечера» трогала его душу до слёз.

Среди наград сержанта Кислякова Григория Антоновича есть медаль «За отвагу». Он служил в войсках связи с 20 июля 1941 года, принимал участие в разгроме врага под Москвой. Старший телефонист Кисляков быстро и умело устранял порывы связи. Вот как описан его подвиг в документе к награждению: «В районе деревни Мокрая Юхновского района Смоленской области в составе 43-й армии командиром отделения 251 отдельной роты связи 12 июля 1942 года совершён подвиг. Линия связи в направлении 1195 стрелкового полка от артиллерийских налётов была повреждена. Выйдя на линию, тов. Кисляков обнаружил девять порывов, которые стал устранять. Не прошло пяти минут, как слева возобновился артиллерийский огонь противника и вынудил его залечь. Переползая с одного места на другое, тов. Кисляков продолжал устранять порывы, был ранен. Перетянув рану на ноге, тов. Кисляков устранил все порывы и после этого был эвакуирован в госпиталь».

Москва! Ты в солдатской шинели
Прошла, не склонив головы!
И сколько б мы песен ни пели,
Их мало для нашей Москвы. (Михаил Светлов)

Тринадцатого апреля 2015 года в Ворсихинской СОШ состоялось торжественное открытие мемориальной доски в память о директоре школы, кавалере ордена Великой Отечественной войны Тимофее Александровиче Кирюшине. Он учился в Омском педагогическом институте на историческом факультете. В 1941 году с четвёртого курса его мобилизовали на фронт. Под Старой Руссой получил первое ранение. После госпиталя был направлен в 39-й стрелковый полк командиром отдельной снайперской роты. С начала октября 1941 г. создается угроза прорыва к Москве фашистских войск на Можайском направлении. Тимофей Кирюшин воевал под Можайском в 618-м стрелковом полку 220-й стрелковой дивизии, которая вела тяжёлые оборонительные бои с превосходящими силами противника. Вновь был ранен и вновь возвратился в строй. Гвардии лейтенант Кирюшин продолжал свой боевой поход в составе 3-го Белорусского фронта. День Победы встретил в госпитале, где доктора «ремонтировали» отважного бойца после его третьего ранения. Памятная доска на здании Ворсихинской школы – дань уважения кавалеру двух орденов Отечественной войны, медали Жукова и других боевых наград, мудрому учителю, наставнику, директору школы, патриоту большой и малой Родины.

Газета «За коммунизм» публиковала сводки Информбюро с лета 1941 года. И в прямом тексте, и между строк можно было почувствовать напряжение на фронтах. Из вечернего сообщения за 20 августа: «В течение 17 августа наши войска продолжали вести ожесточённые бои с противником на всём фронте. После упорных боёв наши войска оставили города Николаев и Кривой Рог. Николаевские верфи взорваны. По неполным данным за 16 августа в воздушных боях сбито 19 самолётов противника. Наши потери – 12 самолётов. В Чёрном море наши подводные лодки потопили 2 крупных румынских транспорта».

С декабря 1941 года – со второго этапа (наступательного) битвы за Москву в районной газете от Совинформбюро печатаются сводки об успехах советских частей на разных фронтах, о зверствах гитлеровцев при отступлении. «Гитлеровские бандиты отступая, сожгли деревню Пересвет-остров Ленинградской области. В огне погибли дома колхозников, здание сельсовета, две школы, кооператив, колхозные дворы, сараи и другие постройки…». О боях в Подмосковье сообщений нет.

Есть и такая информация: «В результате голода смертность среди детей в Германии достигла огромных размеров. Всюду свирепствуют дифтерия и скарлатина. В одном только Дрездене в феврале умерло от голода и заразных болезней 3940 детей. Все школы в городе закрыты. Медицинская помощь детям не оказывается, так как врачи мобилизованы на фронт. Недавно перед зданием гитлеровской партии состоялась стихийно возникшая демонстрация женщин, требовавших хлеба для детей. В толпе раздавались крики: «Кончайте с проклятой войной!». Вызванная полиция не смогла разогнать толпу. Демонстрация была рассеяна отрядом штурмовиков, открывших стрельбу».

Читая сводки, несмотря на их пафосный тон, люди в тылу догадывались, что на фронтах весьма сложная обстановка. Это подтверждали и похоронки, всё чаще поступавшие в семьи погибших солдат.

Ермолаев Георгий Трофимович добровольцем ушёл на войну и сразу попал в Подмосковье, в отдельную роту противотанковых ружей, когда уже шли наступательные бои. Георгий с первых дней проявил упорство и храбрость. Далее были сражения под Смоленском, где его ранило. После госпиталя его определили в разведку. И у разведчиков жизнь висела порой на волоске. За проявленное мужество в доставке «языка» Георгия Ермолаева наградили медалью «За отвагу». Парень чётко усвоил, что покончить с проклятой войной можно только победой советских войск.

Говорят, что у войны не женское лицо. Можно и поспорить. Обратите внимание: война, весна, победа – слова женского рода.

Татьяна Васильевна Комарова до войны работала в Жидоусово трактористкой. С мая 1942 года проходила в Ишиме ускоренное обучение в эвакуированной Ленинградской авиационной школе. Став мастером-оружейником, была направлена в Москву. К этому времени столица была уже вне опасности, но оценить недавние события не составило труда. Город напоминал отважного богатыря после тяжёлого ранения. Татьяну отправили в чувашский город Алатырь, служивший базой формирования воинских частей. Вскоре она оказалась в действующей армии – в 110 гвардейском Висленском штурмовом авиационном полку 290 дивизии. Её боевой путь прошел через Белоруссию, Венгрию. О том, как служила наша землячка, свидетельствует сопровождающий документ к награждению медалью «За боевые заслуги» (август 1943 года): «На Западном фронте в качестве стрелка авиавооружения она обслужила 40 боевых самолётовылетов, не имея ни одного случая отказа в работе вооружения по её вине. На Юго-Западном фронте в короткий срок освоила новую специальность – моториста авиационного. За это время обслужила 22 боевых самолётовылетов. Материальную часть своего самолёта всегда содержит в отличном состоянии».

А в тылу женщины в этот период времени всеми силами поддерживали фронтовиков: выполняли тяжёлую работу на фермах и в полях, собирали посылки для воинов, собирали средства на танковую колонну, делали взносы в фонд фронта, покупали облигации государственного займа – всё для победы, которую ковали сообща.

Пройдут годы, жизнь вернётся в привычное русло. С удовольствием люди будут слушать, а то и исполнять «Подмосковные вечера»… Кто-то украдкой смахнёт слезу.

Людмила Дюрягин