Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Шрифт: Arial Times New Roman

Показывать изображения и видео Да Нет

Свернуть настройки
22 июня 2021

Сегодня отмечается день памяти и скорби, 80-летие начала Великой Отечественной войны. Белоруссия первый удар приняла на себя. Героическая Брестская крепость вошла в историю как беспримерный подвиг советских солдат и офицеров. Столица Белоруссии город-герой Минск пережил 1 100 дней фашистской оккупации.

До войны в Минске проживало немногим более 250 тыс. человек. О начале Великой Отечественной минчане узнали в полдень 22 июня 1941 года из выступления по радио первого заместителя Председателя Совета Народных Комиссаров Вячеслава Молотова.

Офицер Советской Армии Василий Зенкин не вбежал, а влетел в квартиру, где проживал с молодой женой Ольгой, и сходу почти прокричал:

– Быстро собирайся! Возьми документы и только самое необходимое!

Ольга удивлённо посмотрела на разгорячённого мужа и спросила:

– В чем дело, Вася?

– Война, Оля, война. Поторопись. Семьи офицеров эвакуируют в Сибирь.

Они попрощались наскоро, поклялись писать друг другу и ждать. Путь из Белоруссии в Омскую область был неблизкий, но на следующий день поезд двигался уже по территории России, на Восток. В этот день, 23 июня, пали первые бомбы на столицу Белоруссии. А 28 июня город оказался в руках врага. Бомбардировки люфтваффе превратили Минск в руины: не было света, электричества, воды.

Ольге хотелось, чтобы их поселили, хоть в маленький, но городок. Однако в Ишиме на пересыльном пункте начальник задал ей вопрос: «Коров доить умеешь?». «Нет, не умею», – ответила она. Чиновник заявил решительно: «Научишься!» и направил её в деревню Бурлаки.

Как была она в то злополучное утро в Минске в лёгком летнем платьице, на каблучках, так в этом наряде и попала в деревню. Местные люди отнеслись к беженцам с сочувствием: поделились и жильём, и одеждой, и обувью. Ольга понимала, что за добро надо платить добром. Рабочих рук с уходом мужчин на фронт не хватало, на ферме нужны были доярки. С лёгкого напутствия ишимского чиновника Ольга вскоре овладела специальностью и работала не хуже местных доярок. А ночами ей снился Минск. Как он в одночасье из цветущего, светлого города превратился в тревожный и неуютный от доносившихся раскатов орудий, от детских и женских слёз. Ныло сердце по мужу: ничего не пишет, жив ли.

Перед концом войны ей пришло сообщение, что Василия Зенкина комиссовали по ранению. Ни минуты не раздумывая, она отправилась в родные края, уверенная, что примут они с мужем обоюдное решение: остаться в Белоруссии, или поехать в Бурлаки. Но её ждало горькое разочарование. Оказывается, Василий нарушил клятву и «подженился» на фронтовой подруге. Не стала Ольга выяснять отношения, засобиралась в обратный путь, как ни уговаривали её родные остаться. Семья была ещё в трауре по погибшему брату Николаю, партизану. Какая-то сволочь донесла, что ночью он пробрался в отчий дом. Там его, спускающегося через окно с третьего этажа, и прошили пулями фашисты. Разрушенный родной город только усиливал тоску.

В Бурлаках она нашла понимание и поддержку. После поездки в Минск долго оставалась безучастной ко всему, что происходило вокруг. Не скоро, но раны зарубцевались. С удовольствием пела Ольга задушевные песни вместе с подругами под аккомпанемент гармониста Афанасия Балукова. Был он инвалидом с детства – доктор-коновал не так сложил в гипс поломанную ногу, наградив на всю жизнь хромотой. Но был парень пригож лицом и добрый характером. А уж как меха гармони развернёт, так душа и запоёт, и заплачет, и запляшет. Ему давно уже нравилась Ольга. И когда затянулись её душевные раны, она ответила взаимностью. Семья оказалась дружной и счастливой. Один за другим появились на свет пятеро детей: две дочери и три сына.

Старшая дочь Нина вспоминает: «Бурлаки – это наше счастливое детство. Родители приучили нас к труду. В доме всегда было что поесть. Когда в девятом классе я единственная из школы заслужила путёвку в Минск, не было предела маминой радости. Меня поразили красивые улицы белорусской столицы, чистота и порядок всюду, богатые сады в пригороде. Родственники оставляли меня в Минске, рисовали перспективы учёбы в столице. Но я уже была другого поколения – сибирячка, для которой лучше деревенской жизни ничего на свете не существовало».

Нина окончила Ишимское медицинское училище и Тюменский медицинский институт по специальности фармакология. В институте подружилась со студентом лечебного факультета Владимиром Некрасовым. Студенческая свадьба была весёлой и задорной. А после окончания учёбы муж по распределению был направлен на работу в Сорокинский район. Когда у них родилась вторая дочь, супруги всё настойчивее стали переманивать родителей к себе поближе. Так в Сорокино переехали семьи Балуковых и Некрасовых.

Для Ольги Александровны Балуковой это была уже третья малая Родина. Она давно уже считала себя белорусской сибирячкой. И только в день начала войны с Германией не могла сдерживать слёзы: сколько беды принесла эта война людям, сколько судеб искалечила. В потаённых уголках памяти умудрённой женщины в этот день мелькала миловидная девушка Ольга с красивой причёской, в модном наряде, в туфлях на гвоздиках – коренная минчанка.

фото

Людмила Дюрягина